Предвидение финансовых рисков, связанных с принятой схемой ведения бизнеса.

Аннотация

В статье исследуется конкретный налоговый спор, который возник из-за отсутствия прогнозирования финансовых рисков в связи с применяемой схемой ведения бизнеса. В результате налогового спора возникла угроза существования бизнеса.

Суть налогового спора:

В структуре холдинга N имеется 5 юридических лиц, применяющих основную систему налогообложения.

Основной вид деятельности юридических лиц холдинга – продажа автомобилей различных марок.

Одно из юридических лиц аккумулирует основные средства; остальные структуры холдинга  арендуют у данного юридического лица необходимые им основные средства. В структуру холдинга не входят два индивидуальных предприятия, аффилированные с руководством двух предприятий холдинга. Индивидуальные предприятия осуществляют предпродажную подготовку  и техническое обслуживание  автомобилей. Применяет специальный налоговый режим единый налог на вменённый доход.

Все юридические лица являются дилерами различных производителей легковых автомобилей. Среди поставщиков нет фирм, с признаками фирм однодневок. Продажи осуществляются как юридическим, так и физическим лицам. Объем продаж физическим лицам составляет примерно 84% в общем объеме выручки.

Такая структура холдинга сложилась с 1999 года. Ранее проводимые выездные налоговые проверки, в том числе последняя  в 2013 году, никаких нарушений не выявляли.

В ходе выездной налоговой проверки 2017 г. одного из юридических лиц холдинга N (в дальнейшем Общество) налоговый орган на основе собранных доказательств, сделал неожиданный для директора вывод о применении схемы минимизации налоговых платежей. Данный вывод проверяющих основывался на следующих данных:

  1. Аффилированность руководства проверяемого лица и ИП;
  2. ИП осуществлял деятельность на территории Общества, применял специальный налоговый режим в виде единого налога на вмененный доход;
  3. Сотрудники Общества выполняли определенные функции для ИП (курьеры, сотрудник кадровой службы, работники бухгалтерии, менеджеры по продажам и др.);
  4. Сотрудники Общества, менеджеры по продажам, в документах ИП ставили свои фамилии и подписи;
  5. Страховой агент – сотрудник ИП, свободно перемещался (не имея рабочего места) в зале продажи автомобилей Общества;
  6. Контрольно-кассовый аппарат ИП находился в кассе проверяемого Общества. Кассир Общества, по совместительству числилась кассиром в ИП;
  7. Был один и тот же ip адрес для входа в клиент банк для Общества и для ИП;
  8. Периодическое заимствование денежных средств друг у друга в крупных размерах под низкий процент.

В ходе выездной проверки и проведения дополнительных мероприятий  налогового контроля, была собрана доказательная базы, на основании которой  специалисты налогового органа сделали вывод о применении Обществом схемы «дробления бизнеса» и как следствие занижения своих налоговых платежей.

По результатам акта проверки Обществу предъявлены претензии в занижении выручки, налогооблагаемой базы по НДС и налогу на прибыль. Общая сумма до начисленных налогов составила:

— по НДС 15 767 843 руб.,

— по налогу на прибыль 36 218 303 руб.

Сумма пени составила 8 644 927 руб., сумма штрафных санкций —  5 566 777 руб.

Указанная в акте общая сумма доначислений может существенно повлиять на дальнейшее ведение предпринимательской деятельности Обществом.

Нами был изучен  акт налоговой проверки. Цель — разобрать ошибки проверяемого Общества и понять — могло ли Общество предвидеть финансовые потери, указанные в акте проверки. А также исследовать судебную практику по налоговым спорам в пользу проверяемого Общества.

Основные претензии к Обществу – взаимозависимость, расположении двух юридических лиц на одной территории, участие работников Общества в деятельности ИП.

 Рассмотрим наши аргументы:

Инспекцией не представлено доказательств, что взаимозависимость Общества и ИП повлияла на условия или экономические результаты сделок и деятельности участников.

Один лишь факт взаимозависимости компании и ее контрагентов не подтверждает их совместной деятельности, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды (постановления Арбитражного суда Восточно‑Сибирского округа от 03.02.2015 по делу № А19‑16584/2013, АС Центрального округа от 09.03.2016 №Ф10-5/16 по делу №А54-366/2015).

В силу принца свободы экономической деятельности (ст.8 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. (постановление Президиума ВАС РФ от 26.02.2008 №11542/07, постановление Конституционного Суда РФ от 24.02.2003 №3-П).

Гражданское законодательство допускает совместную деятельность хозяйствующих субъектов в целях получения прибыли от осуществления предпринимательской деятельности.

А совместная деятельность хозяйствующих субъектов сама по себе не свидетельствует о получении налоговой выгоды.

Возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. (п.4 постановления ВАС РФ от 12.10.2006 №53).

Хронология создания Общества и Индивидуального предприятия и взаимоотношений между ними говорит о выстраивании Обществом эффективных и экономически выгодных хозяйственных отношений между субъектами рынка с целью оптимизации хозяйственных процессов, а не о создании какой-либо схемы «дробления бизнеса». (судебная практика в пользу налогоплательщика: постановление АС Уральского округа от 12.07.2017 №Ф09-3493/17 по делу №А76-16269/2013). Общество проверялось не однократно и по предыдущим проверкам претензий в схеме «дробление бизнеса» не имело.

Никакого дробления бизнеса на момент создания автосервиса на территории Общества не требовалось. Общество, в случае начала производства работы в автосервисе, никак не превышало показатели для используемой системы налогообложения. Решение передать данное направление в бизнесе ИП в 2003 году было принято из соображений выполнения стратегии Общества, экономической целесообразности и эффективности, а не с целью создания схемы для ухода от налогов.

Налоговым органом не представлено доказательств неправомерности и невозможности применения ИП специальных режимов налогообложения в виде ЕНВД, указанных в ст.346.26 НК РФ. Физические показатели, характеризующие виды деятельности ИП позволяли применять, для определения налоговых обязательств, специальный налоговый режим в виде ЕНВД. Сведений о занижении физических показателей в решении не представлено. Решение вести учет по ЕНВД было принято самим ИП, а не продиктовано Обществом. Кроме этого, в г. Владимире до 01.01.2013 г. применение ЕНВД для всех предпринимателей было обязательным.

В силу самостоятельности всех субъектов хозяйственной деятельности и специализации в холдинге Общество не планировало, и не должно было применять режим ЕНВД, т.к. не занималось и не планировало заниматься видами деятельности, которые осуществлял ИП.

Инспекцией не доказаны обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии самостоятельной предпринимательской и производственной деятельности.

Функции и виды деятельности Обществом и ИП не дублировались. Основным видом деятельности Общества является – розничная торговля легковыми автомобилями в специализированных магазинах, ИП – техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств, страхование. В данном случае имеет место не дробление бизнеса, а перераспределение ролей в производственном процессе, что не запрещено законом. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 09.04.2013 № 15570/12 отметил, что само по себе учреждение налогоплательщиком нового хозяйствующего субъекта не говорит о формальном разделении бизнеса, целью которого является получение необоснованной налоговой выгоды. Так, если налогоплательщик и вновь учрежденное лицо осуществляют самостоятельные виды деятельности, которые не являются частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата, основания для признания налоговой выгоды необоснованной отсутствуют. (судебная практика: постановление АС Уральского округа от 12.07.2017 №Ф09-3493/17)

Кроме этого, Общество и  ИП финансово независимы друг от друга, обладали собственным имуществом, позволяющим вести виды деятельности, при ведении бизнеса имели взаимоотношения с третьими лицам, имели самостоятельные банковские (в том числе расчетные) счета и печать, собственный кадровый состав, основные средства, отдельные помещения для производства работ. Данные факты налоговый орган не оспаривает. Указанные хозяйствующие субъекты отдельно состояли на учете в налоговом органе и фондах, самостоятельно и в полном объеме осуществляли свои налоговые обязательства, из собственных средств выплачивали заработную плату, подавали сведения о работниках в налоговый орган и фонды. (судебная практика в пользу налогоплательщика: постановления АС Западно-Сибирского округа от 06.04.2017 №А81-2951/2016, АС Уральского округа от 27.04.2016 №Ф09-2052/16 по делу №А76-3234/2013).

Факты нахождения предпринимателей на одной с юридическим лицом территории, а также то, что бухгалтерский учет, экономическое, кадровое и компьютерное обслуживание осуществлялось с помощью одной и той же организации, судами не принимаются как безусловное доказательство того, что реально вся деятельность осуществлялась одним юридическим лицом и «дробление» ее на несколько хозяйствующих субъектов направлено исключительно на минимизацию налогов. Совместная деятельность воспринимается как направленная на обеспечение условий для экономически  эффективного достижения ее результатов. Целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности вправе оценивать лишь налогоплательщик единолично, осуществляющий деятельность самостоятельно и на свой страх и риск. (судебная практика в пользу налогоплательщика: постановления АС Центрального округа от 15.07.2016 №Ф10-2174/16 по делу №А54-7277/2014, АС Западно-Сибирского округа от 26.03.2015 №Ф04-17411/15 по делу №А46-7351/2014)

Заключение работниками Общества трудовых договоров о работе по совместительству у ИП не противоречит законодательству и не может служить доказательством получения Обществом необоснованной налоговой выгоды. Согласно Трудовому Кодексу РФ ограничения по количеству мест работы для граждан не предусмотрено, единственным условием является наличие основного места работы. Налоговым органом не представлено доказательств того, что работники Общества не имели физической возможности выполнять работы по основному месту работы и по совместительству у ИП. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.03.2015 №Ф04-17411/15 по делу №А46-7351/2014, АС Уральского округа от 12.07.2017 №Ф09-3493/17 по делу №А76-16269/2013).

Общество и ИП самостоятельно арендовали площади и несли расходы на их содержание и оплату аренды на основании самостоятельно заключенных  с Обществом договоров. Пользование помещениями производилось на возмездной основе на основании заключенных с другим юридическим лицом договоров аренды. Между Обществом и ИП таких договоров не заключалось. Арендные платежи в проверяемый  период регулярно пересматривались в сторону повышения. Аренда на льготных условиях ни Обществу, ни ИП не предоставлялась. Данный довод принимается судами в качестве подтверждения самостоятельности хозяйствующих субъектов (постановления АС Центрального округа от 15.07.2016 №Ф10-2174/16 по делу №А54-7277/2014, АС Западно-Сибирского округа от 26.03.2015 №Ф04-17411/15 по делу №А46-7351/2014).

Инспекцией не представлено доказательств финансирования со стороны ООО и ИП друг друга, как и доказательств того, что денежные средства, полученные указанными юридическими лицами, объединялись ими путем перечисления кому-либо из налогоплательщиков либо, что указанные хозяйствующие субъекты, получив чистую прибыль, использовали ее совместно для тех или иных целей. Напротив, полученные от хозяйственной деятельности денежные средства ИП и ООО самостоятельно включали в свою налогооблагаемую базу, а также самостоятельно направляли в налоговый орган соответствующие налоговые декларации и уплачивали предусмотренные законом налоги. При отсутствии доказательств того, что денежные средства, полученные ИП, перечислялись Обществу, не верно говорить о правильности включения в налоговую базу Общества доходов Индивидуального предпринимателя. (постановления АС Западно-Сибирского округа от 19.07.2017 №Ф04-2016/17 по делу №А03-16177/2015, АС Поволжского округа от 30.06.2017 №Ф06-21495/17 по делу №А12-46187/2016, АС Уральского округа от 12.07.2017 №Ф09-3493/17 по делу №А76-16269/2013).

Возможность доступа одних и тех же лиц к расчетным счетам компании и ее взаимозависимой фирмы не может быть признаком схемы «дробление бизнеса». Также работа некоторых сотрудников в обеих организациях не свидетельствует о согласованности их действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды (постановление Арбитражного суда Волго‑Вятского округа от 11.03.2015 № Ф01‑452/2015 по делу № А11‑314/2014).

Налоговым органом не отрицается факт приобретения и должной регистрации контрольно-кассовой техники каждым из рассматриваемых субъектов. Решением также подтверждено, что контрольно-кассовая техника Общества и ИП находилась по местам осуществления предпринимательской деятельности.

Налоговым органом не доказан факт существования единой бухгалтерии у Общества и Индивидуального предпринимателя.

Факт того, что работники ИП получали в кассе Общества заработную плату, не говорит о том, что Общество контролировало всю хозяйственную деятельность ИП.

Заработная плата выплачивалась каждым субъектом из собственных средств. (судебная практика: постановления АС Западно-Сибирского округа от 26.03.2015 №Ф04-17411/15 по делу №А46-7351/2014, АС Центрального округа от 15.07.2016 №Ф10-2174/16 по делу №А54-7277/2014).

Проанализировав акт проверки, аргументы в пользу Общества, мы пришли к следующему выводу. Общество могло предусмотреть финансовые риски, описанные в статье в силу следующих причин:

  1. Выстроенная схема внутрихолдинговой кооперации существовала с 1999 года. Юридические лица холдинга неоднократно ранее проверялись налоговыми органами и претензий в построении схемы ухода от налогов к ним не имелось. Это ослабило контроль со стороны управленческих кадров высшего звена за соблюдениями правил документооборота и выполнения бизнес  процессов.
  2. Маркетинговая стратегия холдинга в приоритет ставит качество оказываемых услуг – от качественного автомобиля, до качественного сервиса, что так же прописано в дилерском договоре с поставщиками. Самому Обществу из экономических и управленческих соображений не выгодно было заниматься техническим обслуживанием продаваемых автомобилей. В связи с чем, как уже говорилось ранее, такой вид деятельности был передан Индивидуальному предпринимателю. Однако, как видно из акта проверки, рядовые специалисты Общества, не задумывались о правовых последствиях, когда подписывали первичные учетные документы от имени ИП.
  3. Высшее управленческое звено при постановке бизнес процессов Общества не регламентировало порядок действий своих специалистов. Так же и ИП не зафиксировал в виде регламента свои бизнес процессы.

Все вышеперечисленные просчеты управленческой деятельности позволили налоговикам обвинить давно и стабильно работающее Общество в применении схемы «дробления бизнеса».

В силу сложившейся судебной практики, каждый налоговый спор индивидуален. В настоящий момент времени сложно спрогнозировать в чью пользу качнутся весы правосудия. Все зависит от аргументов Общества, которые оно представит в суде.